Воскресенье, 23.07.2017, 01:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:


Яндекс цитирования.

Главная » 2014 » Июнь » 16 » СТЕНОГРАММА доклада В.В. Коровина на XIV научно-практической конференции полиграфологов Сочи, 17.10.2013
16:32
СТЕНОГРАММА доклада В.В. Коровина на XIV научно-практической конференции полиграфологов Сочи, 17.10.2013
  1. Теперь уже поскольку это официальное выступление, я хочу поблагодарить организаторов этой конференции за еще раз очередную возможность встретиться со всеми вами, пообщаться как с этой высокой трибуны, так и неформально, кулуарно. Это очень важно и это безумно интересно.
  2. Тема моего доклада звучит как «Новый подход. Преиндикаторы поведения как контрольные вопросы».
  3. Что касается нового подхода, то это, в общем-то, замануха, ничего особо нового, наверное, я не предложу. Просто все это новое – достаточно хорошо забытое старое.
  4. Я постараюсь быть очень кратким. Я серьезно готовился к этому выступлению, оно у меня было рассчитано надолго, но после вчерашнего заседания я понял, что нужно быть очень кратким.
  5. Вот в чем суть того, что мы предлагаем в отличие от того, что предлагает на сегодняшний день Варламов Георгий Валерьевич. Вчера он меня просто срезал фразой «увеличить проходную способность» – как-то повеяло Бухенвальдом.
  6. Мы как раз наоборот – стараемся снизить эту проходную способность и подходить к людям – я хочу это подчеркнуть – не к испытуемым, не к обследуемым, а к личностям или людям, которые к нам приходят – мы очень внимательно относимся и, главное, очень уважительно, кто бы к нам ни пришел – будь это бомж или какой-то топ-менеджер. И если мы с вами пойдем по пути увеличения проходной способности, та профессия, ради которой жизни свои положили такие удивительные личности, как Азаров Юрий Константинович, Алексеев Леонид Георгиевич, Носков Владимир Константинович – почему-то не звучат эти фамилии, а звучат Гордоны, Бакстеры-спонсоры – это те люди, с который, собственно, началась детекция лжи в нашей стране, так вот, если мы пойдем по пути увеличения проходной способности, они там в гробу все перевернутся, а те, кто живые, вообще скажут: «Я больше никогда не прикоснусь к этой профессии». Это же невозможно.
  7. Представьте себе: завести двух человек, посадить их на стулья спинами друг к другу и задавать вопросы – это как на ум-то могло прийти? Это же вообще не профессия тогда.
  8. Ради чего мы 34 года тут положили, трудились? Кошмар! Сама идея-то как могла в голову прийти?
  9. А какое неуважение на презентации! Три пластмассовые мыльницы брошены были с каким-то непонятным электродом, медной проволокой закручены. Книжки бесплатно пообещали. Что значит бесплатный труд? Это значит он ничего не стоит. Книга – это труд, тяжелый труд. Она не может быть бесплатной. А мы что, такие бедные, что нам нужны вот эти дешевые бесплатные подарки? Поразительно просто.
  10. Ну ладно, я не об этом. Просто все, что я вчера услышал под занавес, меня сильно, сильно очень огорчило. И поэтому я буду краток.
  11. Суть методики заключается в том, что традиционная предыспытательная часть – не предыспытательная беседа, а предыспытательная часть – у нас значительным образом удлинилась по времени. И она действительно носит исследовательский характер. В эту часть обязательно входит регистрация фона, и делается это сознательно. Я своим ученикам всегда говорю, что процедура детекции лжи должна быть предельно рациональной: ни одного лишнего слова, ни одной лишней фразы, ни одного лишнего действия. Тем не менее, мы не жалеем потратить 1,5 – 2 минуты для того, чтобы определенным способом – это не просто так – зарегистрировать этот самый фон.
  12. Более того, мы объясняем обследуемому, для чего мы это делаем. И вообще, с самого начала и, по сути, до конца этой части мы полностью четко объясняем обследуемому наши действия. И делается это только с одной целью, очень важной целью, на мой взгляд, – поэтапное формирование у обследуемого оптимальной психологической установки как на тестирование, так и на самого специалиста. «Оптимальная» означает, что если пришел человек непричастный, если мы говорим о расследовании, или человек, у которого нет принципиальный факторов риска, если мы говорим о скрининге, чтобы он поверил в то, что он не будет ложно обвинен.
  13. К огромному сожалению, мне приходится с этим сталкиваться, это не голословное заявление, – очень неприлично большой процент на сегодняшний день ложно обвиненных. И дело не в методе, а дело в той халтуре, которой занимаются некоторые наши коллеги.
  14. Мы проводим в обязательном порядке – я говорю сейчас о расследовании – стимулирующий тест. Этот тест предъявляется 4-5 раз, потому что это исследовательский тест, который решает как минимум две важнейшие задачи: первая – закрепление той самой оптимальной психологической установки на тестирование и вторая, глобальная, стратегическая – оценка адекватности у данного конкретного человека, его вегетативного реагирования. Это очень важно, как оказалось. Бывают ситуации, когда после такого теста мы отказываемся от проведения основной части, потому что человек неадекватен, его нельзя тестировать, бесполезная трата времени. Каждое предъявление несет свою целевую задачу, что позволяет поддерживать концентрацию внимания обследуемого до конца этого тестирования.
  15. После этого идет блок нейтральных вопросов, которые мы подразделяем на вопросы заведомой правды и вопросы вероятной правды. Это опять делается для обследования. Мы позиционируем индивидуальный подход к тому, кто к нам пришел, подход крайне уважительный. Ему объясняется, что будут вопросы, на которые он очевидно, однозначно, без вариантов будет давать правдивые ответы, и будут вопросы, на которые он, скорее всего, будет отвечать правдиво.
  16. И вот в эти вопросы вероятной правды мы стали включать элемент подозрения, т.е. по сути, стали делать эти вопросы, если исходить из целевой задачи, вопросами комплекса вины. Мне жутко не нравится это название, но тем не менее, оно традиционно, поэтому мы им пользуемся и тоже объясняем, для чего это делаем.
  17. А вот дальше, на мой взгляд, мы придумали одну интересную штучку. Контрольные вопросы – это же всегда проблема. И до сих пор – как их подбирать? Что должно быть содержанием контрольных вопросов? И можно ли создать какие-то универсальные контрольные вопросы, которые будут решать поставленную перед ними задачу у любого человека? Не знаю.
  18. Мне универсальных контрольных вопросов придумать за все 34 года практики не удалось.
  19. Но вот индивидуальный подход к выбору таких вопросов разработать, как мне кажется, удалось. И в этом мне очень сильно помогли американцы, хотя то, что они делают – мы провели очень серьезный анализ американских методик, результатом которого стала эта книжка, мы в ней не даем свои оценки того, что делают наши коллеги за бугром – такая оценка будет дана, но в других изданиях.
  20. Они помогли, потому что, еще раз говорю, ничего нового под этой луной не придумано, просто пользуемся, скажем так, мозгами других и делаем что-то свое. Мне очень понравился их подход.
  21. Наверняка многие видели фильм, где американский полиграфолог чуть постарше меня проводит тестирование паренька, подозреваемого в изнасиловании, причем, если я ничего не путаю, третий раз он уже проходит тестирование.
  22. Они используют такую терминологию, как преиндикаторы поведения, и мне это жутко понравилось. Те, кто не видели этот фильм, обязательно посмотрите… Я его просматривал раз пять или шесть и показываю его всем своим слушателям. И каждый раз открывается что-то новое.
  23. Мы сделали не просто преиндикаторы поведения, а еще преиндикаторы личностных характеристик, и при этом это позиционируется, все это идет блоком 5-6 вопросов, касающихся каких-то действий, связанных с нарушением норм социального поведения, и личностных негативных характеристик с вопросом «Характерно ли для Вас хотя бы одна из следующих черт?»
  24. Но это все исследовательская часть, и на этапе обсуждения этих вопросов мы даем установку: «Я буду Вам называть вопросы, я их буду комментировать, но Вы мне на них не отвечаете, а просто выбираете ответ, потому что во время уже тестирования на полиграфе Вы должны будете давать только односложные ответы».
  25. Вы не представляете, как в этой ситуации начинают работать невербальные признаки. Те вопросы, которые реально, для данного конкретного человека будут представлять значимость, проявляются без всякого ответа: начинается пожимание плечами, заводятся глаза вверх, начинает сжимать губами, облизывать губы, начинает теребить руки. Не нужен ответ. Но зато я четко знаю, какие вопросы как контрольные у данного конкретного человека будут работать.
  26. Итак, они обсуждаются без ответа, дальше идет предъявление этих вопросов уже под полиграфом, и он должен отвечать, причем отвечать только односложно.
  27. После этого исследовательская часть продолжается, и обследуемому дается блок проверочных вопросов. Причем наша позиция следующая: у американцев бывает так, что, скажем, многоаспектные тесты допускают проверочные вопросы, на которые причастный может лгать на какой-то из них, а на какой-то может и быть правдивым, что-то может знать, а что-то не знать. В нашей методике такого нет.
  28. Сколько бы проверочных вопросов в тесте ни было, они все по сути одноаспектные, т.е. это не один и тот же вопрос, повторяющийся несколько раз, – это вопросы, которые касаются различных аспектов расследуемого преступления, но они составляются таким образом, что мы абсолютно уверены, что если перед нами причастный, то он знает и это, и это, и это – без вариантов, либо делал это, это и это – без вариантов.
  29. Если говорить проще: если он врет на один проверочный вопрос данного теста, это автоматически означает, что он будет врать и на все остальные.
  30. Поэтому система оценки-подсчета у нас всегда горизонтальна. Но в чем опять здесь фишка? Мы говорим, обсуждая эти вопросы, что «это продолжение исследовательской части, но Вы мне сейчас на них отвечаете. И отвечать нужно с точки зрения логики, справедливо было ли утверждать, что если Вы это сделали, то Вы должны знать это?» –«Да», – говорит, – «абсолютно это справедливо». – «Итак, если я Вам этот вопрос задал, как Вы на него будете отвечать?» – «Я буду на него отвечать «нет»». – «Вы это знаете?» – «Нет, не знаю». И таким образом обсуждаются все вопросы.
  31. После этого еще раз указывается на то, что эта часть исследовательская, что «предъявляя эти вопросы под контролем полиграфа, я не определяю, лжете Вы или не лжете. Я решаю совершенно другую задачу.
  32. Поэтому сейчас не нужно мне отвечать на эти вопросы, просто молча – тот самый тест молчаливых ответов – их слушайте». Я даже не даю установку отвечать про себя, «просто молча выслушивайте эти вопросы». И вы знаете, что оказалось? Мы получаем в чистом виде эмоциональную составляющую проверочной темы.
  33. У непричастных, если просматривать всю батарею тестов, начиная от фона, проверочные вопросы по вегетативной активности, по выраженности реакций практически бывает минимальной, бывают отдельные выбросы. У причастных они тоже, как оказалось, не очень выражены.
  34. Но зато после завершения исследовательской части мы делаем серьезный перерыв – где-то минут на 15-20, и дальше обследуемому говорится, что «теперь-то, дружочек, мы знаем про тебя практически все. Я знаю, как ты реагируешь, как твой организм реагирует, когда ты врешь. Я знаю, как ты реагируешь, когда ты говоришь правду. Я знаю, как ты реагируешь, когда ты говоришь правду, но вопрос или тема тебя сильно волнует. Вот теперь я знаю все. И теперь мы приступаем уже к боевой части».
  35. Какими тестами мы работаем? Я сейчас назвал этот тест общих вопросов, потому что это уже не Бакстер, это не Юта, это не Мате, потому что анализ американских методик, который мы опубликовали, и главное, те цифры достоверности, которые они приводят, совершенно четко показывают, что никакого значения не имеет, какой Вы методикой… вообще не имеет. Потому что какой бы методикой Вы ни работали, Вы попадете в эти 80-90%.
  36. Они, кстати, это публикуют и спорят между собой, кто лучше – это смешно. Мате придумал два вопроса «Тест Мате». Юта поменял местами контрольный и проверочный вопросы и заменил классический Ж на проверочный вопрос Бакстера – «Тест Юты». Забавно, детские игры какие-то, ей-Богу.
  37. Кто-то говорит: надо тест молчаливых ответов вначале, причем не объясняя, зачем. Кто-то говорит, что надо, наоборот, в середине, и это якобы стимулирует потом обследуемого. Каким образом это может стимулировать, вообще непонятно.
  38. Я провел целую серию, как экспериментальную, так и боевую. У меня в первом предъявлении идет классический Бакстер, во втором – четырехаспектный Юта, в третьем предъявлении я вообще как смешанную солянку – ничего не меняется.
  39. Если у Вас обследуемый в адеквате и Вы профессионально работаете, Вы получите то, что Вы получите. Причастный будет выявлен, непричастный будет оправдан. Поэтому все эти хваленые так называемые методики ничего, кроме разной тестовой структуры и почти разной системы обсчета, нового не привносят.
  40. Поэтому, ребят, у нас у самих головы достаточно светлые. Конечно, весь этот опыт, безусловно, нужно учитывать. Конечно, мы не с нуля начинали. Но, слава Богу, и мы что-то можем. Я думаю, они к нам должны приезжать учиться, и, я думаю, им было бы безумно интересно.
  41. В свое время мне посчастливилось, кто-то на форуме имел наглость заявить, что я никогда не встречался и не учился у Бакстера. Что касается преиндикаторов личностных оценок, я бы этого человека разложил бы конкретно на характеристики. Я не учился у Бакстера и никогда не заявлял, что я у него учился, но я встречался с ним, и целую неделю мы с ним общались. И это было безумно интересно. Умнейший старик на тот период. И я низко склоняю перед ним голову.
  42. И собственно, все, что мы сегодня делаем, во всяком случае, я и мои ученики, основа была бакстеровская, его подход.
  43. Теперь что касается оценок. Мы тоже разработали, я имею в виду экспертную оценку, свой подход, который мы называем качественная оценка. Этот подход оперирует такими понятиями, как отсутствие реакции, слабая реакция, сильная реакция.
  44. У Александра Петровича в «Диане» есть гиперреакция, такая штука – опять я ничего нового не придумал, благодаря моему любимому Александру Петровичу. Но мы перевели, мы разработали критерии «слабая реакция», «отсутствие реакции», «сильная реакция». Он достаточно интересный. И в этом подходе тоже нет преимущества перед другими системами оценки, которые на сегодняшний день существуют, но он просто ясен и понятен.
  45. Понятно, какую реакцию нужно обозвать слабой, какую – сильной и т.д. Но эта оценка невозможна без проведения предварительной серьезной исследовательской части, потому что на основании результатов этой части и вырабатывается критерий этой качественной оценки.
  46. Я не буду задерживать Ваше внимание. Если кому-то это интересно, приходите к нам – мы с удовольствием Вам все подробно расскажем, Вы уж меня извините, не бесплатно, потому что это труд, а труд должен быть оплачен. Но тем не менее, те, кто сейчас услышал это, говорят, что это довольно интересная штука. Ну и даже если Вы не будете таким подходом работать, все равно это дополнительная отверточка в Ваш арсенал инструментов, которым мы сегодня владеем.
  47. И еще, я хочу низко-низко склонить голову перед отцом Ярославы Комиссаровой, который вчера выступал, – удивительно мудрый человек. Он сказал удивительные вещи, на которые почему-то слабо отреагировали. Ребят, 36 лет истории детекции лжи в нашей стране. И он абсолютно прав, мы до сих пор не знаем, а где мы, а в какой мы области.
  48. А вы занимаетесь экспертизами – это как? Я читал заключение, задание следователь дает: отражают ли физиологические реакции следы памяти? Нормально? Полиграфолог говорит: отражают. Какие следы? Какой памяти? Чего они там отражают? Не специфические вегетативные периферийные реакции – ничего они не отражают. А это экспертиза, судьбы человеческие. Ни стандартов тестовых, ни стандартов к прибору, ни стандартов квалификации самого специалиста, а экспертиза вовсю проводится. Как же так? Как же так, братцы? Спасибо.
Просмотров: 2234 | Добавил: Expertiza | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 13
0
1  
"Новый подход", но ничего нового я не предложу, это всё "замануха".
Прикольно "пообщаться с этой высокой трибуны". А главное честно! Цирк какой-то. А про экспертизы вообще непонятно, сам ведь в рекламе экспертизы предлагает.

0
2  
Такое ощущение, что докладчик боится внести в полиграфные исследования что-либо новое. Он специально выделяет, что "ничего нового под этой луной не придумано", дальше говоря в конце доклада о системе обсчета, он как будто доказывает кому-то, что его новшества - совсем не новшества, а "хорошо забытое старое", как будто за новое его будут ругать. Но ведь если не идешь вперед, идешь назад, даже не стоишь на месте, а уплываешь в болото прошлого. И если докладчик так дорожит наработанным до него его коллегами, почему же он сам не наработает, не начнет уже сам творить? Или он боится кого-то или чего-то? Будущего не будет, если его не создавать.

0
3  
Молодцы!!! Важные темы выкладываете! Есть что по-обсуждать, исходя их стенографии! Вот пятое предложение про Бухенвальд.... меня сильно поразило! То есть, полиграфолог Коровин Валерий Владимирович свою личную деятельность с полиграфом и сам полиграф расценивает как печь для сжигания трупов! Или как опыты над людьми? Выдержит или не выдержит, где то я встречал в той же лаборатории термин - испытание на полиграфе! Жуть! Может для шпионов это и подойдет, но для обычных наверно сложновато будет!

0
4  
Я не очень поняла смысл внедрения более расширенной исследовательской части. Докладчик говорит, что у непричастных и причастных вегетативная активность во время исследовательской части выражается примерно одинаково: "У непричастных, если просматривать всю батарею тестов, начиная от фона, проверочные вопросы по вегетативной активности, по выраженности реакций практически бывает минимальной, бывают отдельные выбросы. У причастных они тоже, как оказалось, не очень выражены".
Затем докладчик говорит, объективно говоря, о внушении обследуемому лицу с помощью авторитета полиграфолога (психологический прием), что "теперь-то, дружочек, мы знаем про тебя практически все. Я знаю, как ты реагируешь, как твой организм реагирует, когда ты врешь. Я знаю, как ты реагируешь, когда ты говоришь правду. Я знаю, как ты реагируешь, когда ты говоришь правду, но вопрос или тема тебя сильно волнует. Вот теперь я знаю все".
Если честно, мне это читать было не очень приятно, поскольку сначала докладчик действительно красиво говорит о том, что они в своих исследованиях на первое место ставят человека, личность, а из этих слов выходит, что они им просто манипулируют.
Ну да ладно, речь не совсем об этом. Далее почти в конце доклада Коровин объясняет: "...оценка невозможна без проведения предварительной серьезной исследовательской части, потому что на основании результатов этой части и вырабатывается критерий этой качественной оценки". Но результаты и у причастных, и у непричастных одинаковы, как сам докладчик сказал ранее, "не очень выражены". Зачем же вводить расширенную, удлиненную исследовательскую часть, мучить, простите, человека на датчиках, если мы не получим никаких особенных результатов? Где практическое применение того, что докладчик так долго и интересно рассказывал? Было бы интересно услышать его мнение. Спасибо.


0
5  
А тут вообще перлы ученой мысли:
17. А вот дальше, на мой взгляд, мы придумали одну интересную штучку. Контрольные вопросы – это же всегда проблема. И до сих пор – как их подбирать? Что должно быть содержанием контрольных вопросов? И можно ли создать какие-то универсальные контрольные вопросы, которые будут решать поставленную перед ними задачу у любого человека? Не знаю.
18. Мне универсальных контрольных вопросов придумать за все 34 года практики не удалось.


Это интересные слова... человек который пропагандирует и преподает методику Бакстера признается в отсутствии системы и правил подбора контрольных вопросов при тестировании на полиграфе, а значит все это делалось по наитию, на глазок... и результат значит как правило тоже всегда был на глазок! Значит безрезультатно проведенные 34 года... и как можно учить других... если все что связано с методиками для проверок на полиграфе делается даже учителем без правил, без системы... на глазок. Да .... как повезет получается.... вот откуда сравнение с Бухенвальдом... за 34 года практики скока народу-то прошло отбор....

0
6  
Странно пишет Vladimir: датчики не являются ведущими, но тут же говорит, что полиграфолог использует психофизиологию - тогда как же ее (психофизиологию) можно применить без датчиков? Всем известно, что есть мнительные люди, и если мы будем только работать с их мозгом и внушать тестируемым, что "я о тебе теперь все знаю", это никуда не уберет "ложную реакцию тревоги у непричастных", уважаемый Vladimir, а наоборот, усилит их показания и вы никогда не отличите непричастного от причастного, поэтому до сих пор и мучаетесь с подбором контрольной темы, поскольку пугаете людей, потому что сами не уверены в полученных результатах. Это вы и ваши ученики каждый день пополняете копилку ложнообвиненных, потому что вы даже не пытаетесь вылезти из своей скорлупы невежества, понять и воспринять уже давно доказанные истины.

0
7  
Какие могут быть "система и правила", если сам Vladimir пишет, что Коровин рассказывает о "проблемах правильности интерпретации реагирования личности на предъявляемые стимулы"? То есть есть проблемы, а не система и правила, все время гадание, субъективный подход к человеку, а не объективный. Вы, а не полиграф, делаете вывод. Это же ужасно! Вы можете придумать и подумать о челевеке все, что угодно. Где доказательства, что у вас не включилось отрицательное отношение к субъекту? Или наоборт, он или она вас не обаяли?. Как вы такое будете доказывать в суде? А "вопросы сравнения" для всех категорий (вы еще и категории выделяете - вообще древность древняя) уже подобраны и великолепно отрабатывают себя, и называются они по-другому.

8  
Какие "боевые"? Вы что вообще там в войнушки не наигрались или с ума уже посходили?

9  
Здравствуйте. Меня зовут Галина, я по образованию психолог, проходила переквалификации по полиграфу, в настоящее время работаю полиграфологом. Мне понравился доклад Коровина, единственное, я как узкопрофильный специалист могу подтвердить (не в обиду выступавшему), что, действительно, как написал мой коллега выше, если говорить человеку так, как было озвучено в параграфе 34, то наш тестируемый очень сильно пугается. Я в начале своей практики пробовала так воздействовать на психику человека, чтобы застимулировать и добиться реакции на задаваемые стимулы, но получалось только хуже - все реагировали одинаково сильно. Теперь я говорю человеку: "Полиграф лишнего не покажет. Если Вам есть что сказать, говорите до полиграфа, потому что прибор покажет всю правду". Этим я не пугаю человека, а даю ему возможность либо успокоиться, если он непричастный, либо напрячься, если он причастный. А фраза "теперь я о тебе знаю все" даже меня, вполне спокойного человека, напрягла. Прошу меня простить, коллега, я действительно получила удовольствие от чтения стенограммы Вашего выступления и поэтому позволила себе поделиться с Вами своими наработками. С уважением, Галина

0
10  
Уважаемые коллеги старайтесь высказываться корректно. Комменты оскорбительного содержания удаляются. Спасибо за понимание.

0
11  
Полиграфологи - так называют себя специалисты, работающие с прибором, который в народе называют детектор лжи.
Среди полиграфологов, как ни странно, преобладают бывшие работники  фискальных органов, которые, как правило, имеют юридическое образование.  Но не все фискалы-юристы идут в полиграфологи! Далеко не все! Хотя данная работа на рынке услуг остро востребована!
Кто-то боится ответственности (часто к полиграфологам как к последней инстанции обращаются люди, которые разуверились в правосудии или перестали верить своим близким и коллегам). И в этой ситуации на полиграфолога пытаются примерить роль судьи. Опасная роль! Как говорится, не суди и не судим будешь.
И конечно, среди полиграфологов есть различная специализация, как, например, среди врачей: терапевты, хирурги, стоматологи... Дальше терапевты делятся на кардиологов, гастроэнтэрологов, психиатров, окулистов, отоларингологов и еще много разных узких специализаций! Чем в основном занимаются терапевты? Правильно, профилактикой заболеваний - это основное - и иногда лечением различных заболеваний, в основном, инфекционной природы.
Так вот, полиграфологи, служившие в КГБ и ФСБ, как раз занимаются таким профилем профилактики! Они берегут нашу Родину от шпионов. Они всю свою трудовую деятельность оттачивали мастерство по поиску шпионов. У них есть шикарные наработки (тестовые методики и методические приемы), чтобы выявлять шпионов (как они их называют, "супостатов"), и полиграф у них служит именно для этого!
И если Вы хотите научиться мастерски выявлять шпионов, то конечно учиться нужно идти к выходцам из КГБ (ФСБ) - лучше них Вас выявлять шпионов различных государств никто не научит. Это мастера своего дела, и они Вас научат выявлять супостатов и служить на благо государства в одной из самых могущественных спецслужб - ФСБ и СВР!
Это реальные терапевты на службе государства!
И, конечно, терапевту практически невозможно провести хирургическую операцию. Общие понятия есть, но навыков и узких знаний, помогающих успешно ее провести, нет. Когда начинают работать хирурги? Правильно, когда уже случилась болезнь, поразившая орган. И если этот орган не удалить или хотя бы не вскрыть и не почистить, то организм умрет!
Да и этим терапевты заниматься не смогут! Тут нужны хирурги! И хирургами как раз являются люди, которые всю свою трудовую жизнь занимались диагностикой преступлений против личности и имущества граждан, когда служили в МВД. Да, это истинные хирурги: случилось преступление - хищение, например - и хирурги тут же с таким инструментом как полиграф (аналог рентгена - тоже выявляет все, что не в порядке) делают диагностику и начинают проводить операцию по получению признания и изоляции гражданина, мешающего мирно жить и трудиться другим гражданам! Как хирурги не могут заменить терапевтов в жизни, так и терапевты не могут качественно делать то, что должны и умеют делать хирурги!
Именно поэтому выходцы из МВД успешно справляются с поиском причастных лиц по массовым преступлениям и могут этому научить других и абсолютно не могут качественно искать шпионов, применяя полиграф. И наоборот, выходцы из ФСБ великолепно с полиграфом ловят шпионов, но их методики для детектора лжи абсолютно непригодны для расследования массовых преступлений (например, таких как хищения, откаты, взятки и т.д.).
Учитесь только у профессионалов своего дела!

0
12  
В скором времени в России запретят работать методом контрольных вопросов! И все обучение по методику Коровина (который основан на методике контрольных вопросов) будет абсолютно бесполезным. И правильно, у данного метода очень низкая достоверность. И от данного метода больше зла чем пользы. Все потихоньку в России встает на свои места.

0
13  
От МКВ пахнет столетней пылью и загубленными душами.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Проверки
на детекторе лжи
Москва
Санкт-Петербург
Архангельск
Астана
Астрахань
Барнаул
Белгород
Биробиджан
Благовещенск
Брянск
Великий Новгород
Владивосток
Владикавказ
Владимир
Волгоград
Вологда
Воронеж
Горно-Алтайск
Грозный
Екатеринбург
Иваново
Ижевск
Йошкар-Ола
Иркутск
Казань
Калининград
Калуга
Кемерово
Киров
Кострома
Краснодар
Красноярск
Курган
Курск
Кызыл
Липецк
Магадан
Магас
Майкоп
Махачкала
Мурманск
Нальчик
Нарьян-Мар
Нижний Новгород
Новосибирск
Омск
Орёл
Оренбург
Пенза
Пермь
Петрозаводск
Петропавловск-Камчатский
Псков
Ростов-на-Дону
Рязань
Салехард
Самара
Саранск   
Саратов   
Севастополь
Симферополь
Смоленск
Ставрополь
Сыктывкар
Тамбов
Тверь   
Томск
Тула
Тюмень
Улан-Удэ
Ульяновск
Уфа
Хабаровск
Ханты-Мансийск
Чебоксары
Челябинск
Черкесск
Чита
Элиста
Южно-Сахалинск
Якутск
Ярославль
Поиск
Публикации
нормативные документы
научные разработки
учебные материалы
право и полиграф
история полиграфа
полемика и критика
рекламные материалы

В России теперь есть патент на экспертную полиграфную методику! Специалистам выдаются лицензии. Жми на патент - узнай подробности!



Российская энциклопедия полиграфа © 2017

Яндекс.Метрика